Послание Президента Федеральному Собранию. Между строк.

Послание Президента Федеральному Собранию разные комментаторы интерпретируют по-разному. Примыкающие к «либеральному лагерю» считают, что оно было обычным сеансом психотерапии, чтобы успокоить граждан в том, что « хотя у нас и не всё хорошо, но становится лучше.»  В доказательство приведены статистические данные. Хотя официальной статистике у нас мало кто верит и, я так полагаю, что она нередко врёт также и самому Президенту. Навальный же утверждает, что «врет сам Президент». Оставим это заявление на совести Навального. Откуда у него более достоверная информация? Вряд ли его так глубоко информирует ЦРУ. Хотя дозированную информацию, он, наверняка, получает, равно как и иные также «стажировавшиеся» в США дворковичи , шуваловы и иже с ними «либералы»  экономического блока.

Президент не врёт, но о многом он умалчивает, что искажает реальную картину в экономике России. Умалчиваются и столь важные и необходимые, вполне конкретные планы на будущее, что именно надо делать уже сегодня для роста экономики России.

Что же касается статистики, то статистика по макроэкономике это нечто вроде « средней температуры по больнице».  Для простого человека, для абсолютного большинства населения, которое платит за продукты питания, за услуги в сфере ЖКХ, которое платит новые налоги, которых не было ранее или они были гораздо ниже – для этой самой широкой категории граждан совершенно очевидно, что инфляция зашкаливает за двухзначную цифру – от 15 до 20 % ибо ценники в магазинах меняются почти ежемесячно в сторону повышения. а реальные доходы населения при этом не возросли, но даже упали примерно на такой же процент. Отмена индексации пенсий, даже на уровне официальной статистики, приведет к дальнейшему падению до черты бедности или за эту «черту»  самой социально незащищенной части населения, которая традиционно всегда голосовала за действующую власть , «потому что она хотя бы платит пенсии». Разовая выплата 5000 рублей не заменит индексацию, какой бы она не была ранее недостаточно адекватной в сравнении с реальной инфляцией. Такая вот ситуация в реальности. Она весьма отличается от картины в Послании.

С патриотически настроенными комментаторами Послания Президента несколько  сложнее. Среди них есть и те, кто дает оценку, мало отличающеюся от точки зрения своих противников -«либералов», в силу такой же непримиримой оппозиционности к Президенту. Есть и те, кто надеются прочесть нечто «между строк» Послания и увидеть там некую перспективу изменения нынешнего «либерально-монетаристского» курса в экономике России уже в обозримом будущем. Оснований для этого, увы, мало. Если даже желать видеть такую перспективу «между строк» Послания. Но, если такие перспективы новой экономической политики в РФ и есть, что не может отрицаться априори, то , следует признать, что озвучены в Послании во вполне конкретной форме они не были.

Как нам представляется, «широкая общественность», этой некой перспективы «новой экономической политики»  все же, в целом,  не почувствовала в очень сбалансированном и «не конфликтном» тексте Послания, хотя социальный конфликт и назревает. В силу дальнейшего снижения реального жизненного уровня граждан по самым разным причинам – от реального роста цен при падении доходов, до сокращения рабочих мест для вполне трудоспособных граждан. В Москве мы видим большое количество работающих в сфере ЖКХ и в торговле иммигрантов из СНГ, но для москвичей нормальной работы почти нет. В регионах, с работой, видимо, ещё хуже.  С падением платежеспособного спроса страдает и средний бизнес. Закрываются многие частные небольшие магазины, кроме продуктовых, потому что платежеспособный спрос населения все больше сдвигается в сторону товаров и услуг, которые  жизненно необходимы – продукты питания, ЖКХ и лекарства для пожилых.

Таким образом, можно констатировать неизбежность снижения общественной поддержки внутреннему экономическому курсу в обозримом будущем. Конституционное большинство «Единой России»  в Государственной Думе после выборов 2016 года никого не должно обманывать, ни общество, ни власть. С учетом явки на выборы  в 30% избирателей, Госдума представляет меньшинство российского социума- около 15%. И это очень плохо, потому, что радикальные изменения в экономике, того либерального курса, что привёл нас к «нулевому росту», абсолютно необходимы, равно как и необходима активная  поддержка широкой  общественностью таких, давно назревших перемен, в самих основах экономической политики в РФ.

При этом под радикальным изменением экономического курса совсем не следует понимать неизбежный возврат к жестко централизованной административно-плановой экономике СССР. Речь идет скорее о многоукладной экономике, где каждый экономический уклад занимает подобающее ему место, не уничтожая при этом иной уклад, не монополизируя все экономическое пространство, будь то сверхкрупный частный капитал ( включая также и иностранный) или государственный сектор экономики, даже очищенный от системной коррупции и нацеленный на развитие базовых отраслей, а не только на имиджевые проекты и, по необходимости, на оборону страны.

Примеров разных экономических моделей в мире немало, как в капиталистической системе, так и в остатках социалистической системы, будь то Китай, Вьетнам, Куба или Северная Корея. Даже в ныне покойных СССР и в Югославии при маршале Тито эти экономические модели были разные. Политическая система во многом была сходна, но модели были разные и результаты работы этих моделей тоже разные.

Так, например, послеколониальная Индия долго развивалась очень медленно, но на собственной основе, а не на иностранных инвестициях , как это было в Китае в годы «Холодной войны» с Западом. Понятно, что Китаю Запад тогда давал деньги, чтобы усилить раскол между двумя «китами» социалистической модели.

Но в прошлом году капиталистическая Индия, импортирующая нефть, показала темпы роста выше, чем в Китае, – 7.8% роста ВВП в год. А российская капиталистическая модель, основанная на экспорте природных ресурсов, прежде всего энергоносителей, показала «отрицательный рост». Отсюда можно сделать вывод, что не только капиталистическая модель, как таковая, привела к столь плачевному результату, а причины лежат в специфике модели РФ.

Возвращаясь к теме большой важности общественной поддержки давно назревших экономических реформ,  следует понимать не только «широкие массы простых граждан» России, поддержка которых жизненно необходима при любых реформах. Российская общественность-это и значительная часть административно-государственного аппарата, осознающая объективную необходимость реформирования существующего социально-экономического курса, это и экспертное сообщество. Это и «не либеральные финансисты», а экономисты, признающие примат материального производства, а не финансовых спекуляций для сведения баланса (бюджета). Это и ученые из самых различных сфер российской  фундаментальной науки, которая неуклонно вымирает, но пока еще жива и обоснованные рекомендации которой, увы, далеко не всегда учитываются нынешним правительством РФ. Прежде всего, его экономическим блоком, который ныне создал группу по выработке очередной программы «либеральных» реформ, начиная  с … 2019 года. «Они никуда не спешат»…Потому , что им сегодня хорошо. У 10% населения РФ – 90% всей собственности в стране. Зачем им менять это расслоение общества на новых богатых и всех остальных вместе взятых ? Они будут «тянуть и тянуть до последнего живого россиянина».

Но есть ли у России такой резерв времени? Можем ли мы ждать еще три года очередной «новой»  либеральной программы, ждать очередной пустышки-афёры вроде «Роснано» или «Сколково» ? При этом пребывая в состоянии реальной стагнации экономики ? Или «стабилизации», по словам Президента Путина в Послании к Федеральному Собранию РФ от 1 декабря 2016 года. Хотя далее в своем Послании  Президент сказал: «…стабилизация не означает автоматического перехода к устойчивому подъёму. Если мы не решим базовые проблемы российской экономики, не запустим в полную силу новые факторы роста, то на годы можем зависнуть возле нулевой отметки, и, значит, нам придётся постоянно ужиматься, экономить, откладывать на потом своё развитие. Такого мы себе позволить не можем».  Президент очень точно отметил, что «Такого мы себе позволить не можем «. Значит «на самом верху» понимание проблемы есть. Но нет реального широкомасштабного действия. Одного лишь понимания существующих проблем и вызовов уже недостаточно.

И, действительно, доколе нам ещё ждать?  И чего нам ждать? Мы уже ждем 25 лет. Высокие цены на энергоресурсы до 2014 года, якобы, позволяли нам «ждать». Уровень жизни россиян за счет поступления в госбюджет немалых «нефтяных денег» тогда заметно повысился. Но темпы экономического роста стали падать ещё за два года до падения цен на нефть. Значит причины спада экономики не только в падении цен на энергоресурсы. Падение цен только ускорило спад, но не вызвало его, ибо он начался до всяческих санкций «наших западных партнеров» и до манипуляций с мировыми ценами на энергоресурсы и вообще на все сырьевые товары. Пострадала не только РФ, но и Бразилия, ЮАР, Венесуэла и другие экспортно-сырьевые страны, сократив при этом расходы крупных стран-импортеров сырья, обеспечив рост их экономик.

Таких, как, например, Китай, который при сокращении добычи собственной нефти примерно на 9% ежегодно, импортирует нефть с 2004 года, нарастив объем импорта до 313 миллионов тонн сырой нефти за 8 месяцев 2016 года, что на 14% больше, чем за соответствующий период в 2015 году. При этом импорт Китаем нефти из Анголы увеличился на 46% .  Ангола по объемам поставок нефти в Китай опередила и Россию, и Саудовскую Аравию. По темпам прироста поставок в Китай на первом месте Ирак – 56%. Поставки из Ирана увеличились на 18%, а из России и Саудовской Аравии они уменьшились примерно на 3% в годовом выражении.

Резко возросли закупки подешевевшей нефти также  и другими азиатскими крупными импортерами – Японией, Южной Корей, Индией. Последняя, как, впрочем, и все иные импортеры, увеличивает импорт сырой нефти, но при этом если в 2014-2015 годах она потратила на импорт нефти 113 млрд. долларов, то в 2016 году, при значительно возросшем импорте только 68 млрд. долларов. При этом, некоторые импортеры сырой нефти, например, Китай, увеличивая её закупки, одновременно увеличивают экспорт продуктов переработки нефти , прежде всего дизельного топлива и бензина. Россия же экспортирует продукты нефтепереработки в основном в виде мазута, цены на который мало отличаются от сырой нефти, экспорт дизельного топлива и бензина невелик, ввиду необходимости модернизации старых советских нефтеперерабатывающих заводов, на что «денег нет». Типичная картина сырьевой колонии промышленно  развитых стран, куда экспортируется первичное сырье с низкой добавленной стоимостью для его дальнейшей переработки странами –импортерами в товары с высокой добавленной стоимостью.

Главная причина спада именно в самой нынешней структуре экономики России. Которая, как это ни парадоксально, но , по существу, не изменилась со времен Л.И. Брежнева и открытия обильных западно-сибирских  месторождений нефти. И тогда основной причиной замедления темпов роста ВВП было резкое падение цен на нефть, что оказалось более эффективным оружием против России-СССР, нежели термоядерное оружие или гонка вооружений. Тогда государственная собственность на добывающие отрасли была изменена в начале 90-х годов на крупную частную собственность ( якобы, «выморочной» в связи с кончиной СССР ), которая была передана примерно за 0.1% от реальной стоимости в пользу очень узкой группы физических лиц  ( так, например, новый глубоководный порт в Находке был приватизирован за 5 млн. долларов, при реальной стоимости в 5 миллиардов долларов США ), но сама структура экономики осталась неизменной, а именно – преимущественно экспортно-сырьевой, ориентированной на экспорт сырья, что из СССР, что из России, в развитые страны Запада. С падением цен на нефть началось падение СССР, а ныне резко ускорились темпы падения экономики и в России. При этом в СССР все-таки существовало крупное промышленное производство, дожившее до дефолта 1998 года, которое позволило правительству Примакова-Маслюкова за несколько месяцев поднять темпы роста промышленного производства на 24%. Сегодня таких резервов нет.

В целом же за советский период промышленное производство возросло в 70 раз, что абсолютно беспрецедентно в мировой экономике. Но, повторяем, упор на экспорт сырья привел к постоянно снижающимся темпам экономического роста СССР.

Ныне у России лимит времени на некие ожидания неких мифических «иностранных инвестиций» давно исчерпан, как состоянием экономики в России , так и по причинам грядущих структурных изменений в глобальной экономике и геополитике. Этим продиктована необходимость резкого ускорения социально-экономических преобразований в России, с тем, чтобы нам окончательно не отстать от наиболее развитых стран мира.

Как писал выдающийся русский и советский учёный , мыслитель и общественный деятель , академик  Владимир Иванович  Вернадский: «В мировом масштабе выживет та страна, которая в точности будет знать свои ресурсы, сумеет направить на их использование народные духовные силы.»

Мобилизация духовных сил нашего народа, нахождение новых и использование имеющихся  ресурсов для ускоренного развития страны, это то, что безотлагательно и что требует самого активного участия в этом всех государственных структур. Включая при этом и силовые структуры, кроме Армии. Последние, в силу своих особых полномочий, могут контролировать исполнение Государственной программы «новой экономической политики» , могут  выявлять и представлять к отстранению от должности тех чиновников, которые не способны работать в новых условиях, либо вообще склонны саботировать важные государственные программы, как то имело место с известными «майскими Указами» Президента России В.В. Путина.  У нас нет больше времени на всяческие увещевания и на перестановки «по кругу» чиновников различного ранга, которые, либо не справляются со своими обязанностями, либо просто заинтересованы, прежде всего,  в сугубо личном финансовом благополучии, а не в благополучии государства и общества.

Нового 1937 года никто не желает и его не будет, ибо общество сильно изменилось за прошедшие 80 лет, за четыре поколения.  Но роль государственного контроля и государственного регулирования в целях развития страны все же необходимо поднять на качественно более высокий уровень. При этом необходимо отделять «зёрна от плевел» – выявлять истинные причины нарушений налогового законодательства – либо в силу его несовершенства и его депрессивного характера именно для промышленного производства, либо сокрытия прибыли от налогообложения с целью личного обогащения физических лиц и целей вывода такого «избежавшего налогов» капитала за рубеж. Очевидно, что без введения валютного контроля вывод финансовых средств, столь необходимых для реинвестиций внутри России, не остановить.  И это общая задача налоговиков и спецслужб. Только за счет этих мер бюджет РФ можно удвоить.

Президент РФ не может объективно проследить за каждым нерадивым или проворовавшимся чиновником .У Президента задачи гораздо более широкого масштаба. Особенно на современном этапе, требующем очень сложной работы с внешним миром, нередко враждебным к России. Поэтому активное участие силовых «гражданских»  структур просто необходимо при глубокой реформе экономики, ибо пассивное и активное сопротивление ей будет и оно неизбежно со стороны тех сил, которые нынешнее состояние экономики России вполне устраивает. Но сегодня  оно уже не устраивает абсолютное большинство граждан России.

Не вызывает сомнений срочная необходимость ухода  от самой «либеральной» модели экономики РФ.  Она за прошедшие 25 лет давно и убедительно проявила свою нежизнеспособность, свою неэффективность в условиях России, а также в условиях реального отношения к России со стороны её , якобы, «западных партнеров».

Одним из ключевых моментов либеральной модели, помимо «большой приватизации для своих»,  для сугубо периферийного капитализма в России «либералами», декларировалась  так и не состоявшаяся ставка на привлечение крупных иностранных инвестиций в страну с низким уровнем оплаты труда у вполне квалифицированных кадров на рынке труда РФ в начале 90-х годов.

Какие-то иностранные инвестиции ( точнее их можно назвать «скупкой краденного» ) были в начале средине 90-х годов, но их целью было либо поглощение иностранным капиталом российского конкурента, либо его полное закрытие по прибалтийской модели. Там, у «освободившихся от советской оккупации» прибалтов, их северные соседи и культурно близкие,»  скупили по дешевке бывшие относительно новые советские заводы, а потом закрыли их. Благо, членство в ЕС и малочисленность населения позволили прибалтийской молодежи выезжать на заработки на Запад, оставляя старшее поколение умирать дома в умирающей экономике бывшей «западной витрины» Советского Союза, где люди жили заметно зажиточнее,  чем в центральной России, в основном за счет недоинвестирования целых регионов РСФСР, особенно Нечерноземья. Этот опыт «денег вложенных не туда, куда надо было бы их вложить», нам надо не забывать. Тяжелый, но урок…

Были аналогичные «инвестиции» и в РСФСР. Просто сами масштабы бывшей советской промышленности и большая численность русского населения, от которого, в случае его полного лишения средств к существованию, можно было ждать всяческих «неприятностей», плюс захват наиболее лакомых кусков советской промышленности, условно российским крупным капиталом, – всё это позволили повторять «прибалтийский опыт» не по широкому кругу объектов, в достаточно « точечно»  – то есть там, где это давало финансовый плюс, при «оптимизации» ( сокращении) рабочей силы.

Кстати, завод, на котором работал автор этих строк, купила американская компания «Алкоа». Закрывать его она не стала, но из 12 000 работавших на заводе, новый хозяин оставил только 7000. Где нашли работу уволенные 5000 человек – я не знаю. Других крупных предприятий в районном центре нет. Начавшееся при СССР строительство крупного завода сельскохозяйственных машин было заморожено, а выстроенный для этого завода крупный жилищный комплекс за чертой города, на другом берегу реки, пришел в запустение и деградацию без рабочих мест. Когда я там побывал 10 лет назад, там была нищета и «самопальная» наркомания. В общем – Украина, только без войны. Украина оттуда  всего в 60 километрах, но до 2014 года она жила лучше, чем этот несостоявшийся «донской комбайновый Детройт в России».

Такие вот сугубо личные воспоминания об «иностранных инвестициях» и о «большой приватизации» за маленькие деньги. К тому же еще и не свои, а взятые у государства в кредит под низкий процент. По сути дела – бесплатно. Но, конечно, « не для всех».

Помимо подобных «инвестиций» была и другая «родовая травма» у российского периферийного капитализма, не излеченная по сей день.  Дело в том, что помимо разрушения промышленности, не дававшей быструю и большую  экспортную выручку, типа завода ЗИЛ, занимавшего слишком много дорогой московской  земли для застройки жилыми домами бывшей промзоны ( что возмутительно, ибо промзона чище, чем место, где жилье было построено на месте «полей» в Марьино, где отстаивались фекалии 10 миллионного города ), наряду с этим одновременно принимались фактически запретительные меры на инвестиции из любых внутренних российских источников. Этому способствовал также «Вашингтонский консенсус» и другие западные модели «реформ», выработанные для стран «третьего мира», которые привязывали эмиссию рубля к поступлению в Россию иностранной валюты от продажи экспортных товаров – прежде всего, энергоресурсов и другого сырья.  То есть Россия, как заснеженная Нигерия или Заир…Даже не Южная Африка, где кроме черных есть и белые…

Примечательно, что для Украины этот запрет не действовал, но эмиссия гривны, поддерживая приемлемый уровень жизни при аналогичном развале не экспортной промышленности Украины ( экспортная – прежде всего -металлургия ). Эта украинская эмиссия не имела проектного ( целевого)  характера и она во многом расхищалась людьми при любой власти, которая там менялась неоднократно, а неизбежный дефицит бюджета восполнялся займами МВФ, что приводило к постоянному росту внешней задолженности и к увеличению платежей по обслуживанию этого долга. При этом сами эти платежи по обслуживанию уже существующего долга выплачивались из новых кредитов МВФ.

К моменту государственного переворота 2014 года внешний долг Украины уже составлял более 70 млрд. долларов, что очень много для такой страны, как Украина. После государственного переворота общеэкономическая и финансовая  ситуация резко ухудшилась. Без новых траншей от МВФ -Украина есть государство-банкрот.

Таким образом, запрет на эмиссию в государстве РФ, где, как и на Украине,  коррупция неизбежно ведет к расхищению бюджетных средств, – этот запрет, как это ни  парадоксально, но он не позволил России свалиться в «глубокую долговую яму», как это произошло на Украине. Но и развитие экономики России также сильно тормозилось этим запретом.  Ибо запрет даже на проектную ( целевую) эмиссию рубля постоянно воспроизводил недостаточную монетизацию экономики России ( наличие оборотных финансовых средств в размерах, способствующих расширенному воспроизводству). Поступления же от нефти, во многом, выводились из российского финансового оборота и размешались в американских «долговых обязательствах». При долге США в 20 триллионов долларов.  Такие невозвратные долги или списывают на большую войну или убивают кредитора, как Муамара Каддафи.

Объявленная, с подачи США, санкционная экономическая война России, позволяет нам  отойти, как от условий «Вашингтонского консенсуса», так и от анти-протекционистких запретов ВТО, ибо введение санкций против России, грубо нарушают правила ВТО. Но, в рамках либеральной модели, по-прежнему отсутствует такой важный инвестиционный источник , как проектная ( целевая) эмиссия рубля, направленная на возрождение производства. При этом декларируется нерушимость обязательств перед ВТО, несмотря на то, что избранный президент Трамп их точно нарушит.

Как это ни парадоксально ( в который уже раз мы сталкиваемся с «парадоксами»), но болезнь в экономике богатой Америки и бедной России имеет общее происхождение. Это « либерально-монетаристская» модель, где экономикой управляют финансисты, а не экономисты-производственники. При кажущейся близости этих двух категорий, они, на самом деле, преследуют разные задачи. Задача финансиста. в частности, банкира, это достижение положительного финансового баланса. Например, финансовая прибыль российских банков в 2016 году, ожидается свыше 700 миллиардов рублей. При этом в реальном производственном секторе ожидается либо ноль прибыли, либо убыток. Но для финансиста это другой мир и он его не касается. Будь то частный банк или Центробанк ( который не есть Госбанк) с одной стороны, а с другой стороны – производственное предприятие или весь промышленный комплекс России. Разницы тут для финансиста нет.

Арестованный министр промышленного развития Улюкаев – финансист. Сменивший его заместитель – также финансист. Какого промышленного развития можно ожидать от этих пусть даже очень  высокопоставленных бухгалтеров ?  Любой руководитель производства или даже не производственной фирмы ( но не финансовой структуры) никогда не позволит своему главному бухгалтеру определять пути развития производства, которое он не знает в принципе.  Его задача подсчитывать доходы и убытки, подсказывать «распорядителю кредита» – то есть руководителю, как и на чем можно сократить финансовые издержки, грамотно свести баланс предприятия (бюджет государства), но никак не руководить предприятием или фирмой. У нас же государством- суперкорпорацией руководят именно либерально-монетаристские «бухгалтеры», у которых свои критерии успешной деятельности. И это в лучшем случае. Бывают и случаи, которые  «дурно пахнут». Как, например, вложение «лучшим финансистом всех времен и народов» – г-ном Кудриным несколько лет назад 3.2 млрд. долларов  в две американские ипотечные компании, которые были уже  банкротами… Кем бы не был г-н Кудрин, но он точно не дурак. Похоже на акт предательства. С этим также надо заканчивать.

Возражения либералов-монетаристов, что эмиссия рубля , якобы, всегда и неизбежно приводит к инфляции – они ложны. Эмиссия, действительно, приводит к инфляции, если она направлена на пополнение госбюджета «пустыми деньгами», не обеспеченными товарами. Если же эмиссия не «проедается», как то было в позднем СССР, а направлена на финансирование проектов, которые дадут новые товары и услуги, востребованные потребителем, то обеспечение эмиссии новыми товарами и услугами, ускорение денежного оборота, не приведут к инфляции. Которая есть сегодня и без какой-либо значительной эмиссии рубля.

Инфляция возможна и при других обстоятельствах – производство сокращается, сокращаются поступления от налогов, люди остаются без рабочих мест и, следовательно, без денег. Резко сокращается потребительский спрос и падает торговый оборот, следовательно, падают и налоговые поступления от торговли,  монополии на алкоголь нет, значит и этого «костыля» для экономики также нет, прогрессивного налога на сверхдоходы, как в странах Запада, также нет, значит и этот источник поступления денег в казну скудный. Люди с резко упавшими доходами резко сокращают покупки импортных товаров, при отсутствии отечественных, как следствие – это сокращение налоговых платежей как от «своих предприятий», так  и сокращение таможенных поступлений. Но надо платить зарплаты хотя бы бюджетникам, военным. Выплачивать, пусть и нищенские, но какие-то пенсии…А поступления в казну скудные. Благо, пока ещё не проедены все золотовалютные резервы и можно вновь в два раза девальвировать рубль, пополнив бюджет полупустыми деньгами. Цены тут же взлетят и на импортные товары, и на отечественные. Проверено не раз уже с 1991 года. В итоге – инфляция без эмиссии. Кстати, сегодня, в середине декабря 2016 года, у автора этих строк есть стойкое ощущение, что рубль сейчас намеренно укрепляют, чтобы скупить подешевевший доллар, а после Нового года снова резко опустить рубль и начать продавать скупленные доллары уже по более высокой цене. Чисто спекулятивная финансовая операция, которая есть часть работы именно финансиста – делать деньги из денег.

«Либералы- монетаристы» делают вид, что они не понимают, что деньги, как средство обмена одного вида труда на другой вид другого труда ( в форме товара или услуги) , не могут появиться «ниоткуда». Только как результат труда своих граждан, или недоплаты гражданам других стран, выводя тем самым бедность за национальные границы. Другого способа пока просто нет. Поэтому всяческие ухищрения по части «оптимизации» ( сокращения) производительного труда, могут дать лишь локальные успехи тем или иным экономическим акторам, но в целом по экономике, чем меньше людей работает, тем она беднее, ибо нефти нет для всех. При этом далеко не всякая работа увеличивает реальный национальный продукт. Например, работа парикмахера, нужна людям, но добавочного продукта эта услуга не дает. Вобще высокий процент в секторе услуг означает скрытую безработицу посредством раздувания  сектора услуг, многие из которых , в принципе, особо и не нужны. Но людям надо дать работу. И ее дают за счет работы производственного сектора.

Вряд ли стоит полагать, что все «либералы» искреннее верят в «свои»  либеральные мантры. Они не так глупы. Но они поставлены руководить экономикой России еще при Билле Клинтоне. С задачей тормозить  развитие оной. Предположим, что в условиях зависимости от США, Президент РФ не мог уволить всю эту РДГ ( разведывательно-диверсионную группу), но с избранием Трампа это стало возможно. Клинтоноидов можно уволить.  Причем безнаказанно со стороны США. И что же ? Пока сдвигов в этом плане нет и будут ли они ? «Вот в чём вопрос», говоря тут словами несчастного принца Гамлета…

Возможно, Президент перестраховывается, допуская возможность, что Трампа убьют до инаугурации или вскоре после неё. Но Президент РФ очень информированный человек и он не может не знать, что Трамп выиграл выборы при поддержке не публичных, но весьма мощных сил в правящем классе США, включая все силовые структуры, кроме внешней разведки  – ЦРУ. Последнюю можно понять – клинтоновская политика вмешательства во внутренние дела стран по всему миру давала для ЦРУ и работу, и финансирование с мутной отчетностью по израсходованным средствам. Но в Америке 19 ( девятнадцать) спецслужб и внутри страны главная из них – это ФБР, без поддержки которой Трамп выборы не выиграл бы. Обвинения в адрес Клинтон со стороны ФБР за 8 дней до выборов  не были случайны.

Но и случись что с Трампом, его Вице-президент будет вынужден выполнять задачу, возложенную на Трампа. – Почти точно такую же, какая стоит сегодня и перед Россией. Это реиндустриализация страны, создание новых рабочих мест, повышение прибылей в промышленности за счет сокращение их в финансовом секторе, протекционистские меры по отношению к отечественному производителю, сокращение  иностранной трудовой миграции для высвобождения рабочих мест для своих граждан.

К слову, доходы финансового сектора в США, которые в 1940 году составляли 5 ( пять ) % от всех доходов в стране  ( нормальный посреднический процент) к приходу Барака Хуссейновича  Обамы уже составляли 80% от всех доходов. За восемь лет своего президентства Обама снизил доходы финансового сектора вдвое – до 40%, но для посредника это все равно слишком высокий процент и Трамп должен его и далее сокращать в пользу промышленного ( производительного) сектора. А как с эти обстоят дела в России ?

В России конечно, какая –то эмиссия рубля все таки имела и имеет место в последние годы.  ( В США безумную по своим масштабам эмиссию доллара остановили ещё в 2014 году) . Но эмитированные рубли  направляются в коммерческие банки ( то есть во всё тот же финансовый сектор) для, якобы, «поддержания финансовой системы» страны. Банки же, вместо кредитования промышленного и сельскохозяйственного производства, значительную часть полученных финансовых средств выбрасывают на валютный рынок, получая прибыль от финансовых операций, не рискуя вкладывать «длинные деньги» в производство в РФ. В итоге производство падает, падает и платежеспособный спрос, экономика с неизбежностью  «скукоживается». И, по словам Д.А, Медведева, мы имеем «отрицательный рост», «денег нет, но вы держитесь…».

Хотя, на самом деле, деньги есть, но не у всех. У некоторых они есть на покупку «яхт» величиной с круизный лайнер, иные возят своих собак на выставки самолетами, то ли чартерными, то ли государственными, но то жизнь «на другой планете». Не для нас.

А как обстоят дела с другой «священной коровой» либеральной модели – с иностранными инвестициями, причем прямыми инвестициями в цифрах, инвестициями в производство в реальном секторе , а не со спекулятивными «портфельными « инвестициями, которые есть просто спекулятивные финансовые операции, чаще всего никак не связанные с развитием производства  или услуг?

Статистика с такими иностранными инвестициями в РФ печальна и – унизительна.

По данным ЦБ в периоде 1994-2016 гг неттный ( то есть «очищенный от инфляционной “накачки» ) объем прямых иностранных инвестиций в среднем составлял 5,8 млрд.  долл ежеквартально. Рекорд был достигнут в I -ом квартале 2013 года- 40,14 млрд . долл, а самая низкая отметка в 4-ом квартале 2005 г. — минус 3,92 млрд. долл. В 2016 году ожидается общий объем прямых иностранных инвестиций около 6 миллиардов долларов, что в 15 раз меньше, чем годовые инвестиции в такую великую державу, как Ирландия ( 100 млдрд. долларов).

Надо всё-таки признать, что эта «священная корова» либеральной модели издохла от голода и воскрешению не подлежит. Что можно сказать и обо всей либеральной модели в целом. Поэтому уход от либеральной модели просто неизбежен. Это вопрос времени и обстоятельств. Но и время, и обстоятельства таковы, что тянуть еще несколько лет «стабилизации» просто опасно для России.

В целом надо признать, что без принятия срочных мер, проблемы для России будут только нарастать. Например, Президент Путин говорит о необходимости создания 25 миллионов новых рабочих мест в сфере модернизированного производства, но для занятия этих мест надо готовить молодежь  еще со школы. Это делается ?

Ныне в производстве преобладают люди предпенсионного возраста. С их уходом на пенсию,  их замена нынешними «менеджерами по продажам» невозможна, ввиду отсутствия необходимой технической квалификации. В течении ближайших 10 лет проблема нехватки квалифицированных кадров может встать очень остро и никакие мигранты из Средней Азии ее не смогут помочь решить. На Украине, ввиду закрытия множества производств и отсутствия перспектив высококвалифицированной работы,  проблема с наличием молодых  квалифицированных кадров стоит еще острее, чем в России и на приток оттуда квалифицированных кадров в Россию также не стоит рассчитывать. Надо срочно готовить свои кадры. Тов. Сталин лет 80 назад изрёк: «Кадры решают всё». И следует признать, что это верно и сегодня.

В своем Послании Президент отметил как положительный факт экспорт зерна в 2016 году на 16.5 млрд. долларов. Спору нет, что это несравненно лучше, чем ждать «ножки Буша» из Америки, как то было в начале 90-х. При этом Президент «по-честному» не стал сравнивать с СССР, как то делают либералы, потому что СССР ввозил фуражное зерно для откорма скота у нас дома. А сегодня мы пока что зерно вывозим, а ввозим мясо с большей добавленной стоимостью, которая остается у зарубежного фермера. Вывезли на 16.5 млрд. долларов зерна, а ввезли сельхозпродукции на 46 млрд долларов за этот же период. Понятно, что бананы и кофе в России не произрастают. Климат не тот. И все же.. Из Египта завозим картофель. Из Белоруссии молочную продукцию. Завозим мясо… Вообще с крупным рогатым скотом дела обстоят неважно.

При этом следует признать, что крупные агрохолдинги уже полностью закрыли проблему с куриным мясом и близки к решению проблемы самообеспечения России свининой. С говядиной и вообще с крупным рогатым скотом ситуация гораздо хуже, ибо она требует больших инвестиций и они не так быстро возвращаются, как при производстве цыплят-бройлеров, накачанных гормонами роста и другой химией. Но сама природа капитализма требует поступать именно так – продать больше продукции, при весьма сомнительном качестве. Причем это относится и к промышленным товарам,  срок службы которых запланирован заранее. У автора этих строк холодильник «Саратов» работал без перерыва 50 лет. Но это противоречит самой парадигме капиталистического производства . Производить надо так, чтобы потребитель был вынужден менять купленную 3-5 лет назад продукцию на новую, даже, если новая ему и не нужна. Но прежняя выходит из строя в запланированный срок или, как в интернет технологиях, «не поддерживается», ввиду устаревания и несогласованности с новыми программами.

Упоминая успехи крупных агрохолдингов надо отдавать себе отчет, что экономический подъем частно-капиталистического прозводства на селе не лишен противоречий и он не означает подъема всего сельского хозяйства в целом, не означает возрождение русского села. Во многом эти успехи обусловлены дотациями и субсидиями сельхозпроизводителю, что нормально и это есть во всех промышленно развитых странах, имеющих и крепкое аграрное производство.  Однако, сегодня эти дотации уходят именно к крупным агропромышленным комплексам, которые уже накопили немалую ликвидность (не связанные в той или иной форме  финансовые средства) , в то время, как фермер, таких льгот фактически лишен. В результате фермерство в РФ это «экзотика».

Конечно, в отличие от мелкого фермера, современный крупный «капиталистический кулак» способен давать товарную продукцию. В том числе и на экспорт, о чем упоминал в Послании Президент.  Однако, проблему мелкотоварности фермерских хозяйств можно решить при помощи возрождения производственной и сбытовой кооперации, о реальной возможности чего писали в своих работах, еще в десятых годах ХХ века, такие выдающиеся русские и советские экономисты , как Чаянов и Кондратьев.. При разумной государственной поддержке сельская кооперация способна давать товарную сельхозпродукцию. Если кто-то сомневается в этом – пусть посмотрит статистику, сколько процентов картофеля на рынке РФ ( и даже в СССР) давал и дает мелкий частный производитель. Альтернатива всему этому  есть лишь деградация и дальнейшее вымирание русского села, дальнейшее обострение демографически неблагоприятной ситуации в России.

Президент в своем Послании упомянул, что у нас демографическая ситуация потихоньку улучшается и что она лучше, чем во многих странах Западной Европы. Однако, он умолчал за счет каких этносов, преимущественно, воспроизводится население России , хотя бы лишь с коэффициентом 1.7,  при  необходимых для СТАБИЛИЗАЦИИ популяции, коэффициента превышающего 2.2 ).

Представляется, что демографическая ситуация в России во многом улучшается за счет более высокой рождаемости у российских этносов с мусульманской религией. Что постепенно меняет демографический баланс с уменьшением в нем русского этноса. Однако, мы знаем, что далеко не всякий этнос может дать кадры для того , чтобы стоять у станка на заводе или даже служить в Армии. Известно, что даже во время ВОВ, когда на счету был каждый солдат,  43 этноса СССР были к середине войны освобождены от призыва на фронт. Что почти полностью воспроизвело ситуацию Первой мировой войны, когда царское правительство было вынуждено освободить от воинской обязанности 44 этноса Российской Империи. Примечательно, что освобожденных от воинской службы пытались использовать во время войны на производстве, но и там эти люди, занимавшиеся ранее лишь сельским хозяйством, скотоводством и торговлей, оказались неспособны к работе у станка, на промышленных предприятиях…. Вопрос этот «тонкий», но и страусу уподобляться  тоже нельзя. Отложенные « на потом» проблемы всё равно придется решать. В ряде былых русских регионов русских уже менее 50%. О некоторых национальных автономиях лучше умолчать в этой статье, так как она посвящена всё-таки «либеральной» экономике.

При современных условиях, независимо от социально-экономического строя,  русский этнос может расширенно воспроизводиться только на селе, а в городе, в силу дороговизны продуктов питания, товаров для детей, нехватки жилья и прочих проблем,  русский этнос будет только сокращаться. Что видно на улицах городов уже сегодня. Это очень серьезный вопрос национальной безопасности России и без решения проблем русского села его не решить. Для этого нужны немалые финансы и расширенное воспроизводство, чтобы и финансы расширенно воспроизводились. В том числе и в самом селе.

Упоминая о необходимости усиления государственного регулирования экономикой , следует понимать, что государственный контроль не обязательно означает повсеместную государственную форму собственности на селе и в городе. Как сказал русско-американский видный экономист с мировым именем, выпускник Ленинградского университета 1925 года и профессор Гарвардского университета, лауреат Нобелевской премии за 1973 год, Василий Васильевич Леонтьев:  «….когда ( я)  объясняю студентам, как функционирует экономика страны, сравниваю её с яхтой в море. Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер, — это заинтересованность. Руль — государственное регулирование.»

Иными словами даже один из «гуру» западной экономической мысли признавал два важнейших фактора в успешной экономике – материальную заинтересованность и государственное регулирование экономики.

Примечательно, что Василий Васильевич, уже в очень преклонных годах, в начале 90-х, приезжал в Россию и по возвращению в Америку сказал:» Я туда больше не поеду, Они не хотят меня даже слушать». Понятно, что «они» – это была либеральная экономическая команда Гайдара-Чубайса и им разумные воззрения Нобелевского лауреата по экономике и гражданина США представлялись неприемлемыми, ибо они были невыгодны для либералов. Но это очень типично для «либералов».

В целом же, представляется, что, видимо, в России «чисто капиталистический уклад», как фактически преобладающий, хотя и сосуществующий с государственно-капиталистическим  монополизированным укладом, все- таки не приживется. Он может существовать как один из секторов в многоукладной экономике, сочетающей частное, государственное, кооперативное, артельное, личное хозяйство (например, фермерское) и, возможно, другие хозяйственные уклады. Но всего – около 5-6 укладов. Не более того.

Опыт такой экономики в России есть с 1921 по 1929 годы, когда полностью разоренная Гражданской войной страна в считанные годы восстановила прежний уровень экономики. Свертывание НЭП, на мой взгляд, было вызвано многими причинами. Первоначально – отказом  села дать товарную продукцию по государственным ценам, а предложить селу необходимые товары государство не могло. Промышленность восстанавливается  медленнее, чем сельское хозяйство. Затем, в связи с усиливающейся угрозой войны надо было срочно восстанавливать и модернизировать промышленность. Деньги для этого можно было взять только на селе. Других источников не было.  Можно сколь угодно обвинять Сталина в жестоком «ограблении села», причем не без оснований для таких обвинений, но ситуация была такова, как ее обрисовал кратко Сталин еще в 1931 года, за два года до прихода Гитлера к власти , хотя в Италии фашисты пришли к власти еще при живом и активном Ленине – в 1920 году. Сталин сказал в 1931 году, что «если мы за десять лет не преодолеем отставание, то нам –конец». Предугадал с точностью до месяцев – ровно через 10 лет, в ноябре 1941 года, страна и нация были близки к своему концу. Ситуация в мире сегодня опаснее , чем в 1931 году и десяти лет « на раскачку» у нас просто  нет. Это надо осознать.

Сегодня экономика России фактически двухукладная – частный олигархический капитализм и государственно-капиталистический  монополизм. При этом в обоих укладах господствует либерально-монетаристская модель , сдерживающая модернизацию страны,  как вариант для экономики страны третьего мира – сырьевой полуколонии.

Для оживления экономики и, возможно, временной «новой экономической политики», какому то-из двух существующих господствующих укладов придется «ужаться». С учетом того, что частный олигархат – это давно уже «граждане мира» ( в лучшем случае) или фактически либо даже юридические резиденты в странах потенциального противника, то надежд на них в деле защиты интересов России и ее народа просто нет по определению. Это означает, что так или иначе придется серьезно «ужимать» именно этот уклад. Что даст некоторые дополнительные финансовые и иные материальные  ресурсы для модернизации.

Но и издержки государственного монополизма в условиях относительно мирного времени нам также уже известны, как по советскому прошлому, так и по настоящему периоду.  Срок проведения  больших реформ в экономике никогда не бывает кратким, а граждане должны в это время где-то работать и генерировать доходы как для себя, так и для страны. Поэтому мы тут и пишем, что, возможно , новая многоукладность –  это временное явление. Причем понятие – «временное»  –оно очень растяжимое. Китайцы, например,  говорят о «переходном периоде»  примерно в сто лет…

Однако, при всем при этом ясно одно – в подобной многоукладной экономике роль государственного регулирования очень важна для того, чтобы была возможность эффективно «разруливать» разные интересы разных укладов и даже разных секторов экономики в интересах общества и государства.

Возвращаясь к теме « экономисты- производственники и финансисты- бухгалтеры», следует отметить, что, если в своем Послании Президент первых особо не упоминал, то о вторых упоминал, говорил о важность кредитования производства. Вроде как бы связал эти две темы в одну проблему, которую нужно решить. Но при этом он «глубоко не копал» эту тему, возможно, потому что вскрытие весьма серьезных проблем в финансовом секторе ( не для самого сектора , а для общества), противоречило бы интересам всего банковского сектора экономики. А ситуация ныне в этом секторе не отвечает задачам развития и она такова.

Нынешняя кредитная ставка коммерческих банков выше уровня рентабельности почти любого производства ( с учетом нынешних налоговых ставок), что также является тормозом для развития экономики.  Банк не может дать кредит ниже учетной ставки Центробанка, то есть себе в убыток, а предприниматель не может взять кредит по ставке выше уровня рентабельности его бизнеса, то есть тоже в убыток. Эту «неразрешимую» в течении 25 лет  проблему кредитования производства также необходимо решить.

Вообще проблема высокой учетной ставки Центробанка – это проблема, в которой следует разбираться не только финансистам. Почему один и тот же Сбербанк России в Чехии может выдать кредит под 6.5% , но в России он не может выдать кредит по ставке даже в два раза выше ? Почему так высока учетная ставка Центробанка РФ при инфляции в РФ « ниже 7%», как заявил Президент Путин в своем Послании и спрогнозировал ее снижение до 4-5 процентов на следующие два года ?  Не потому ли, что Центральный банк РФ не является государственным банком и, как любой коммерческий банк, он заинтересован в собственных высоких финансовых показателях, а развитие экономики страны его как бы и  не касается ?

В рамках нового экономического курса такой статус Центробанка представляется несовместимым с задачами нового курса. «Единая Россия» имеет конституционное большинство в Госдуме и может изменить этот конституционный статус Центробанка. При этом возможно вообще единогласное решение Госдумы, потому, что такую меру поддержат и все остальные фракции в Государственной Думе. Но это еще предстоит сделать…

Очень крупным сектором российской экономики сегодня является торговля. О ней не упоминалось в Послании, но проблемы в этом секторе тоже есть и они весьма серьезные.

Они связаны, прежде всего, со значительной  монополизацией торговли продуктами  питания в крупных городах, прежде всего иностранными крупными торговыми сетями. С этим явлением  также должно быть покончено. Первоначально более низкие цены в этих сетях ныне сравнялись с ценами в не монополизированном секторе торговли, но при этом торговая прибыль не реинвестируется в России, а вывозится за границу. При этом, поставщики отечественной продукции, с одной стороны , ставятся в очень неблагоприятные условия через систему поставок товаров с отсрочкой платежей за проданные товары на несколько месяцев, а с другой стороны, иностранные торговые сети активно продвигают на российский рынок товары именно иностранного производства,  создавая тем самым весьма неблагоприятную конкурентную среду для отечественного товаропроизводителя.

Представляется необходимым возвращение государства в торговлю социально важными  товарами ( прежде всего основными продуктами питания ) с минимальной торговой наценкой, особенно для социально незащищенных слоев населения. О необходимости возрождения кооперативных форм организации производств и сбыта, кратко отметил в своем Послании и Президент В.В. Путин.

Сбытовая кооперация в сельских районах работала,  хотя не идеально, во времена СССР, но и её опыт также надо учесть, как положительный, так и негативный. Конкуренция торговой кооперации с мелкой частной торговлей на селе должна служить ценообразованию с минимальными торговыми наценками.  У сельского жителя «лишних денег” нет еще в большей степени, чем у городского. При  этом мелкий частный торговец может быть подключен к системе сельской кооперации. Реформы на селе должны вести к открытию новых рабочих мест, а не к закрытию уже существующих, не к сокращению уже самозанятых граждан. Люди должны работать в производстве. И в селе, и в городе. Без этого денег нет.

При этом непременно должен быть учтен печальный опыт советской кооперации  в конце 80-х годов, которая во многом служила средством перевода безналичных рублей в наличные рубли, что приводило к фактической инфляции рубля и к вывозу из СССР товарной продукции по чрезвычайно низким внутренним ценам, приводило к товарному дефициту.

В Послании также не была отражена тема борьбы не с отдельными коррупционерами, а о борьбе с коррупцией как с системным явлением. Известно из мирового опыта, что полностью искоренить коррупцию не удавалось никому, ни в одном государстве. Китай жестоко карает своих коррупционеров, но коррупция, причем в крупных размерах, в Китае есть. Китайцы расстреливают одних уличенных в  коррупции, но на их место приходят другие. Страна очень большая. Всех коррупционеров не перестрелять…Но в Китае коррупция все таки не системна, как в России, где в 90-е годы был даже  такой «полуофициальный лозунг» , как  «Коррупция за демократию».

К какой «демократии» привела безнаказанная коррупция на Украине мы уже знаем и подражать « украинской демократии» совсем не желаем. Но эта проблема есть и больших сдвигов в борьбе с коррупцией именно, как с системным явлением, мы пока не видим.

О важности борьбы с коррупционерами на публичных, тем более на политически  важных постах,  справедливо писал уже более полувека назад известный русский правовед, писатель и публицист Иван Александрович Ильин, которого иногда цитировал Президент Путин : «Надо различать истинный политический успех и мнимый. Частный, личный жизненный “успех”…. есть мнимый успех. Истинный успех есть публичный успех и расцвет народной жизни. И если кто-нибудь удовлетворяется устройством своей личной карьеры и пренебрегает благополучием народа и расцветом его национальной жизни, то он является предателем своего народа и государственным преступником. «

К сожалению, мы знаем не только о крупных хищениях, прикрытых теми или иными , имиджевыми проектами» типа «Роснано» или «Сколково», но и о покупке государственных постов и депутатских мандатов, что требует больших «инвестиций», которые потом возможно окупить только через коррупционные сделки уже в качестве представителя государства и власти. Такая коррупция ещё хуже, чем просто хищение бюджетных средств, ибо она разлагает  все окружение коррупционера при власти. Ясно, что коррупцию на таком уровне можно как-то сдерживать только силами спецслужб, причем также на очень высоком уровне.  Как остроумно сказал, кажется, экономист Михаил Делягин: « В России без ЧК нельзя…» Увы, но он прав.

В Послании совершенно не нашла отражения тема иностранной трудовой иммиграции из стран СНГ. До украинских событий эта тема была весьма острой. Но ужасы украинского национализма оттеснили проблему иммиграции на периферию общественного сознания. Однако сама проблема , как таковая, осталась и в заключение статьи хотелось бы привести некоторые соображения относительно роли уже очень относительно «дешевой» рабочей силы иммигрантов в экономике России и можно ли ее решить как-то иначе, нежели завозить миллионы инокультурных, иноязычных, иноверующих мигрантов наши мегаполисы. Тем более, а политический центр страны – в Москву.

*   *  *  *  *

Далее приводится отрывок из публикации вашего покорного слуги, написанной ровно 5 лет назад т- в декабре 2011 года. Это всего лишб описание некой версии “вывоза бедности” за пределы страны, которая имеет право на существование, ибо практикуется странами Запада.

                          Об иммиграции в Россию и ее влиянии на экономику

ОБЩЕИЗВЕСТНЫЙ факт – иммигрантам платят на руки гораздо меньше, чем местные бюджеты выделяют средств на оплату труда этих иммигрантов. Даже десять тысяч рублей, ежемесячно украденные из заработка иммигранта, если их помножить на многомиллионную армию иммигрантов – это огромные деньги и ради таких денег нет такого преступления, на которое не пошли бы коррупционеры. Без жесткого политического и силового решения эту проблему по иному не исправить. Общество готово к жестким, но справедливым решениям. Но готов ли к ним Путин ? ( Тогда он  был главой правительства . при президенте Медведеве. Но уже перед выборами 2012 г. Прим. автора)

Российское общество готово к очень жестким авторитарным решениям и поддержит их, но при условии , что целью этих решений будет не увеличение богатства олигархии, а выход страны и народа из тупика – экономического, социального, демографического и многих других тупиков. Как писал один публицист: ” Если Путин раскулачит олигархов и вернет украденные деньги для целей развития страны, 90% населения не просто поддержит его, а внесет на руках в Кремль без всяких выборов”. Но как “раскулачить” тех, чьим продуктом, гарантом, составной частью и одновременно заложником является “всемогущий Путин” ? Впрочем, это уже выходит за рамки темы о миграции.

Что касается самого экономического эффекта от массовой иммиграции низкоквалифицированной рабочей силы в Россию, то эта проблема неоднозначна. Несомненно, она позволяет снижать до минимума зарплаты ГРАЖДАНАМ России и не стимулирует инвестиции в трудосберегающие технологии. Рабский труд дешевле и выгоднее, хотя он ведет к технической отсталости России.

С другой стороны, развитые страны также используют более дешевый труд иностранцев, вынося многие производства за пределы своей страны и тем самым как бы выносят за пределы своей страны низкоквалифицированный труд и сопутствующую ему БЕДНОСТЬ. Представитель американского среднего класса получает БОЛЬШЕ , ЧЕМ ОН РЕАЛЬНО ЗАРАБОТАЛ, ПОТОМУ ЧТО КОМУ-ТО ИЗ ЧУЖИХ НЕДОПЛАЧИВАЮТ И ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПЕРЕПЛАЧИВАТЬ СВОИМ. Это свойство капитализма в развитых странах и , до тех пор пока у нас, в России, как бы капитализм, до тех пор Россия также, теоретически, может выносить часть своей бедности за свои границы.

Это делается и сегодня, но только в смысле  экономического эффекта, когда участник дискуссии говорит, что на один доллар, отосланной на свою родину,  иммигрант вырабатывает 6 долларов внутреннего валового продукта России ( ВВП). Другое дело, что выгоды от этого почти полностью получает бизнес, использующий иммигрантов, а не другие члены российского общества вместе с привлекающим иммигрантов бизнесом. Это уродливая черта российского русофобского капитализма, где ради ЛИЧНОЙ выгоды и ЛИЧНОЙ прибыли угнетается и дискриминируется народ страны, прежде всего его этническое большинство – простые русские люди. Проблема перераспределения доходов от труда иммигрантов вполне решаема. Но кто ей готов решать ?

 Никто это делать не готов. Потому что решения у власти богатых, а богатые думают лишь о себе. Иными словам, без решения общесоциальной проблемы более справедливого распределения доходов для всего народа, не решить и проблемы использования труда иностранных иммигрантов. 

Есть и другое решение проблемы миграции и иммиграции. Вместо завоза иммигрантов надо создавать производства на родине мигрантов и иммигрантов. Понятно, что частный бизнес далеко не всегда рискнет вкладывать деньги в новое производство в стране ( или в российском регионе) с непонятными перспективами и бандитским отношении к чужой собственности. Но ГОСУДАРСТВО российское это может сделать, ибо оно, при наличии политической воли, в случае бандитских посягательств на российскую госсобственность, может быть “супербандитом” и “завалить” любого посягателя на российское имущество на всем постсоветском пространстве – от полевых командиров до этнократического постсоветского государства СНГ или потенциально сепаратистских регионов- национальных автономий  в самой России.  

Иной читатель резонно возразит: “об этом давно говорится , но ничего не делается. И вообще работать они не желают”. Да. Во-многом такой читатель прав. Но это сегодня так. Однако, при радикальном изменении политического и экономического курса так может и не быть. Потому что может быть иначе. И не менее , а более выгодно для российского государства и его граждан.

Что имеется в виду? ОЧЕНЬ УПРОЩЕННО  эту модель можно представить таким образом.

Российское государство создает новые производства ( возможно, частично на базе разграбленных советских производств) и тем самым создает новые рабочие места в бывших республиках СССР и на Северном Кавказе. “Да, мы отрывая от себя, настроили новых заводов в Прибалтике и кому они сегодня принадлежат?” – так может возразить читатель. Возражение верное, но оно относится к периоду всеобщего разграбления собственности советского государства. Сегодня можно создавать новые производства за пределами России на жесткой договорной основе. “Но это не гарантирует от национализации их этнократическими режимами, этих “бывших братьев”, чтобы ограбить нас ЕЩЕ РАЗ”,- так возразит осторожный читатель. Да, такое тоже возможно, если инвестировать бездумно.  Но можно инвестировать и по-умному. Например, создавать только такие предприятия, которые не производят КОНЕЧНОГО ПРОДУКТА И НЕ МОГУТ ЕГО В ПРИНЦИПЕ ПРОИЗВОДИТЬ. Но они встроены в российскую технологическую цепочку ( с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ созданием дублирующих производств в самой России), они производят продукцию с гарантированным сбытом и с гарантированной прибылью. Кому захочется национализировать-прихватизировать  работающее предприятие, если в случае национализации-прихватизации Россия отказывается от продукции этого производства и эта  продукция больше никому на мировом рынке не нужна ?  Что приватизировали ? Коробки цехов и оборудование? А дальше как жить?

Нам представляется, что такой алгоритм создания новых производств вне центральной России, но привязанных СБЫТОМ продукции к России, сильно поумерит даже сепаратистские настроения. Нет таких дураков, которые бы стремились убежать от стабильного и гарантированного дохода для себя. От рабочих мест для своего полуголодного населения.

Создав ПОДОБНЫМ ОБРАЗОМ рабочие места в бывших советских республиках и на перифирии России, российская федеральная власть одновременно оказывает помощь местным элитам с ее проблемой “лишнего населения” и получает рычаг воздействия на эти элиты. При  этом необходимо на договорной основе предусматривать обязательный пункт – работу на таких предприятиях высококвалифицированного русского персонала ( мастеров, начальников участков и цехов). С которым, естественно, придется говорить по-русски. Местный же высококвалифицированный персонал учить НЕ НАДО. Если желают, пусть сами местные элиты и вкладываются в образование своего народа. Это не наш долг, это их долг и их ответственность, за суверенитет или даже местную автономию.

И не надо, уважаемый читатель, обвинять автора в “русском фашизме”. Это есть простой национальный эгоизм. В ответ на ИХ национальный эгоизм их этнократических элит. С распадом СССР и с фактическим отдалением северокавказских автономий ( с выселением русских оттуда) местные элиты преподали нам, русским, жестокий урок. Мы обязаны его усвоить и не повторять прошлых ошибок советского режима, который сам СОЗДАЛ новые  национальные элиты, которые позже уничтожили своего создателя – единое государство.

Позитивно настроенный читатель также может возразить: ” А как же с проектом Путина о создании Евразийского союза”? На это ответим: ” А это никак не препятствует созданию Евразийского Союза. В который элиты постсоветских республик не очень то и желают вступать. Причина одна – нежелание отдавать хотя бы какую-то часть своей власти в наднациональные органы управления, где, естественно, Россия, как самый крупный участник Союза, просто обязана играть первую скрипку.

Вот, например, в Евросоюзе между главными участниками Германией, Францией, Италией нет таких больших различий в территории, ресурсах, населении. Но… главную скрипку играет Германия. И ее роль будет еще больше возрастать со временем. Неважно в Евросоюзе или просто в Европе. Если ЕС распадется с “небольшой помощью друзей-американцев” ( перефразируя тут заголовок одной песенки “The Beatles” – “With a little help from my friends” ). Почему Германия? Потому что имперское по духу государство с историей объединения Европы силой, хотя бы временно. Однако, что не удалось танкам, то удастся банкам. Сомнений в этом нет. Но и Россия также государство с имперской и “танковой” историей ( в Восточной Европе). Истории российских банков нет. Но будет и эта история. В любом случае она вполне возможна. Немцы – на Западе, мы – на Востоке  и Юге.

 

Если “друзьям англо-американцам” вновь не удастся стравить русских с немцами ( а этого не следует абсолютно исключать после “эпохи Путина”) или с китайцами, мы в этом случае вполне способны победить ( “не танками, а банками”) и на Юге, и на Востоке. На Юге – это включая Украину. Она, при продолжении власти тамошнего олигархата, обречена на полный коллапс в течении менее чем десяти лет. Возможно, гораздо раньше этого срока. ( Что, увы, точно также можно сказать и о России под властью олигархата). На Украину с большим вожделением смотрит Польша, но “съесть то он съел бы, да кто ему даст”….  С Западной Украиной не очень понятно – кого же она ненавидит больше – русских-москалей или бывших хозяев – польских панов… Но Восточная Украина  и Новороссия ( юг Украины) с радостью воссоединится с более богатой и  мощной российской частью разделенного русского народа. Без танков. С таким же энтузиазмом, с каким воссоединялись восточные немцы с богатыми западными немцами.  Но ложиться под российских ( и в основном нерусских) олигархов никто на Украине не желает.  И вряд ли пожелает при олигархическом правлении в будущей России. Ибо нет смысла – своих олигархов и проблем с бедностью от олигархии хватает и без России.” ( Конец отрывка из публикации 2011 года. Всю публикацию автор намерен перепостить на этом ресурсе, где нет рекламы, мешающей чтению на старом интернет-ресурсе. Ссылка на этот перепост будет дана несколько позже).

 

Сергей Всеволодович Строев. 16 декабря 2016 года.